Вспомнилось вот: https://rutlib.com/book/11868/p/410. Никогда не любил злословия, в т.ч. диссидентствующего, поэтому в свое время подобные опусы так толком и не прочитал. Но все-таки любопытно взглянуть и под таким углом на тогдашнюю злобу дня. С Америкой неожиданное попадание. Кто бы мог подумать. И дружба с О. Целковым, одним из тогдашних Мазил, кто именно в Овалах своих был особенно архетипичен, действительно всячески подчеркивалась. Сохранились свидетельства. Ну и это: "Певец есть весьма посредственный поэт, но как гражданин заслуживает уважения, и он, Распашонка, верит в его искренность и ручается за него... ". Как будто списано с процесса над митр. Вениамином Петроградским, где обновленец Введенский собирался на суде обличать "пороки церковности", но ходатайствовать о снисхождении к обвиняемым... В общем повезло и злословившим, и их жертве, что жили в относительно вегетарианскую эпоху, мерзость которой вторична, ведь тон в ней задавали те, кто прошел приспособленческий отбор предшествовавших эпох - действительно лютых.
Платон был общительный человек, и у него было много друзей. Но все они
говорили ему:
- Платон, ты друг, но истина дороже.
Никто из них в глаза не видел истины, и это особенно обижало Платона.
"Почему они ею так дорожат?"- с горечью думал он.
В полном отчаянии Платон стал искать истину. Он искал ее долго, всю
жизнь, а когда нашел, сразу потащил к друзьям.
Друзья сидели за большим столом, пили и пели древнегреческие песни. И
сюда, прямо на стол, уставленный всякими яствами, Платон вывалил им свою
истину.
Зазвенела посуда, посыпались черепки.
- Вот вам истина,- сказал Платон.- Вы много о ней говорили, и вот - я
ее принес.
Теперь скажите - что вам дороже: истина или друг?
Друзья притихли и перестали петь древнегреческие песни. Они сидели и
смотрели на истину, которая неуклюже и совсем некстати громоздилась у них
на столе. Потом они сказали:
- Уходи, Платон, ты нам больше не друг!

* * *

Собрал Самсон триста лисиц и говорит:
- Вот какое дело: надо отомстить филистимлянам. Сейчас я подожгу вам
хвосты, а вы побежите и выжжете все их поля.
Лисицам понравилась такая идея. Подставили хвосты, побежали.
- Ну и хитер наш Самсон!
- Шутка сказать - до такого додуматься!
Бегут лисицы - ног под собой не чуют:
- О, это будет месть!
- Страшная месть!
Бегут лисицы, объятые пламенем:
- Ох и достанется филистимлянам!
- Представляете, какой у них будет вид?
- Да, не хотелось бы быть на их месте!
Вот некое личное впечатление, не смею обобщать, но не могу и не поделиться.

Замечаю, что все труднее читать серьезную художественную литературу, особенно из-под пера явно талантливых авторов, а не графоманов. Их герои все больше как-то без души. Чувствуешь себя обманутым. И этот обман переживается тем острее, чем точнее персонаж без души аппроксимирует человека с душой. С детективами и прочей массовой литературой получается, на удивление, проще. Ее незамысловатые образы легче достроить до целого.
434572 (2015-07-08 08:13)
- Дизайнеры неправильно нарисовали макет страницы!
- Что именно неправильно?
- Вот тут нарисовано поле типа "инпут", а должно быть "автосаджест".
- Позволь мне тебя разочаровать. С точки зрения дизайнеров здесь нарисован зеленый прямоугольник.

BOR - Новые цитаты
Рейтинг : 2176
http://bash.im/quote/434572
Почему миф "понимания" препятствует нормальному пониманию и превращает в начетника? Потому, что когда планка задрана слишком высоко, она из мотиватора превращается в демотиватор. Представьте себе, что плата за проезд в метро повышена до 50000 руб. за билет.

В принципе, противостояние западников и славянофилов и подобные им в догоняющих обществах, наполовину сводятся к этому психологическому обстоятельству.

А возвращаясь к вопросам церковного начетничества, мы можем наблюдать совершенно аналогичное противостояние "либералов" и "охранителей". И те, и другие выросли в одной и той же образовательно-идеологической среде, восприняли одни и те же мифы, по большей части. И да, совершенно одинаково стукнуты по башке кувалдой этого самого мифа "понимания". А внешняя реакция различна. В одном случае гиперкомпенсация иллюзорного соответствия задранному донельзя мотиватору, в другом - компенсация в виде демонстративного пренебрежения демотиватором. А суть одна и та же, и реабилитация требуется тоже в равной мере.
Последнее время читаю литературу по т.н. наивным теориям (folk theories). Вот, например (доступно онлайн, так что ссылка не выглядит издевательством над теми, кто не имеет доступа к sciencedirect):

When both statistical cues and causal information are available, even young children attend to both (Schulz, Bonawitz & Griffiths, 2007). So, for example, if statistical cues compete with an a priori belief that illness has a physical, not psychological basis (e.g., a rabbit gets sick after being scared), children are influenced by the causal belief system as well as the statistical cues. As with scientists, children have a bias to accept confirmatory evidence, but sufficient counter-evidence will have a role (Legare, Gelman, & Wellman, 2010). Furthermore, use of statistical cues varies depending on one's understanding of the sampling process (e.g., Was the sample selected randomly or intentionally? Was the sample selected with the goal of learning about the sample, or with the goal of teaching about the sample?), and even infants appreciate this (Xu & Tenenbaum, 2007; Rhodes, Gelman, & Brickman, 2010; Gweon, Tenenbaum, & Schulz, 2010; Kushnir, Xu, & Wellman, 2010).

Фантастика. Много ли мы видим вокруг себя взрослых с таким вниманием к причинно-следственным связям и прилежанием к поиску контрпримеров в отношении вдруг поразившей их догадки? Где они только набрали таких вундеркиндов?

А это вообще красота: "Was the sample selected with the goal of learning about the sample, or with the goal of teaching about the sample?". Надо повесить над рабочим столом.
Хочется сказать пару слов по теме функциональной грамотности. Не в качестве возражения, а, скорее, в развитие темы.

Феномен мифа состоит не в том, что ложное утверждение выдается за истинное, а в том, что истинность завышается, гипертрофируется. Само же утверждение "объективно" может быть как ложным, так и истинным. Истинным, например, до банальности в границах своей области определения. Так, что усилить его, вывести за эти границы "по-честному", невозможно. "Нет данных". Но хочется. И тогда человек сам для себя, либо в рамках группы единомышленников, так переформулирует утверждение, чтобы сам вопрос о его границах уже не возникал. Т.е., грубо говоря, выводит за рамки попперовской фальсифицируемости. Это цели и служат небуквальные речевые обороты, иносказания, намеки, "образность". Например, некто утверждает: "Вася - циник-интеллектуал". Естественно напрашивается вопрос: "С чего вы взяли? Обоснуйте". А если сказать: "Вася - яйцеголовый", то никаких вопросов не возникает. Остается только водить хоровод вокруг фигуральности и любоваться ей.

Теперь пример из Р. Барта:
я сижу в парикмахерской, мне подают номер «Пари-матча». На обложке изображен юноша-негр во французской военной форме, он отдает честь, глядя куда-то вверх, очевидно на развевающийся там трехцветный флаг. Таков смысл зрительного образа. Но и при наивном, и при критическом восприятии мне вполне понятно, что означает этот образ для меня: он означает, что Франция — это великая Империя, что все ее сыны, без различия цвета кожи, верно служат под ее знаменем и что лучший ответ хулителям так называемого колониализма — то рвение, с каким этот чернокожий служит своим «угнетателям». . Попперова банальность тут состоит в том, что у человека французское гражданство, он принял присягу, он служит в войсках. Но хочется-то большего. Поэтому банальность облекается в небуквальную форму, которая оставляет достаточный простор для того, чтобы верить, что этот образ передает утверждение более сильное, чем то, что прочитывается буквально.

Теперь о понимании. Становление человеческого мышления началось с мимезиса. Звуковая речь возникла в значительной мере как наименее энергозатратный и, следовательно, наиболее выигрышный эволюционно вариант мимезиса. Ритуальное проговаривание качественно ничем не отличается от ритуального танца (а также и от тренировки через повторение - производственных действий, спортивных и пр.). И все эти архаические формы силлогизмов-под-тамтам продолжают действовать до сих пор, во всех представителях человечества, независимо от величины IQ. Чтобы разобраться в математике, надо прорешать Демидовича, а это и есть мимезис. Учимся, повторяя действия успешных предшественников. "Интегральные ряды мы подставим вот сюды; и, как доказал Коши, не получим ни шиши". На этом уровне функциональная грамотность, конечно, достигается, а с ней и понимание в смысле цитируемого постинга. Но ясно, что и такую функциональную грамотность можно низвести до умения пройти задачки "на понимание". Тоже своего рода навык. Так что "понимание" остается опять неуловимым.

В эпоху просвещения "понимание" приобрело религиозный заряд в рамках борьбы с обскурантизмом и поповщиной. Особенно у нас, в стране догоняющих измов. Поэтому неудивительно, что у просвещенной публики вольно или невольно постулируется - на нереальном, гипертрофированном уровне - способность образованного человека достичь понимания в вопросах как профессиональных, так и мировоззренческих. Потому что это важнейший получается религиозный догмат. Если мы не способны понять лемму Йонеды или трактат Гуссерля, то и вера наша тщетна. Но на практике это не может не выражаться в упрощении сложных вопросов до уровня "понимаемости". Как минимум до уровня интеллектуальной игры, где иллюзорно проигрываются принятые тусовкой формы "понимания". И чтобы оставаться своим в тусовке, нужно выработать навык этой игры. Т.е. презираемый ими мимезис, похихикивая, возвращается к ним в той же, или даже еще более грубой форме.

Так и представляешь их выходящих на демонстрацию, несущих на палке треугольник Фреге. "Да здравствует Sinn!".

В общем, есть подозрение, что современные начетники имеют мало общего со средневековыми. Скорее это как раз носители мифа "понимания", его "свидетели". И таковых, пожалуй, не стоило бы и на пушечный выстрел подпускать к библеистике и переводам. Разве что после 300 поклонов. Отличный, кстати, мимезис, проверен практикой.
Принято считать, что США сильнее всех, потому что их экономика наиболее эффективна и конкурентоспособна. Тут можно поразбираться в причинах и следствиях, случайно или намеренно перепутанных. А можно просто прибегнуть к иносказанию.

Как-то в начале 90-х ехал в одном купе с двумя старичками, то ли из Союза писателей, то ли из общества "Память". Они характеризовали И. Бродского приблизительно в таких же выражениях. Да, да, "она уныла и длинна, отсутствует в ней глубина". Мы вас очень хорошо понимаем, гражданин "поэт".
Ставлю копирайт, пока гугл не видит.
Вот Галилей, он кидал разные предметы с Пизанской башни, и никто ему не препятствовал. А представим себе общество, для которого монеты разного достоинства, "конечно же", не могут падать с одинаковым ускорением. И проверять никто не станет, потому что кощунство. Как в таких условиях созидать теорию гравитации?

Но вне контекста табуированности, это типичная метафора-притча. Т.е. метонимия достоинства ("чей образ сей и надписание?") и метафора благородства. Ведь в золоте как металле благородства не больше, чем в льве как хищнике, несмотря на всю связанную с последним басенно-приточную традицию.

Как может возникнуть такая идиотская табуированность? Ну, отец-основатель, авторитет прошлого сдуру ляпнул. Ведь и Аристотель, несмотря на весь свой гений, иногда попадал пальцем в небо. Скажем, первый закон Ньютона, если посмотреть, кощунственно попирает авторитет Аристотеля. Не говоря уже о законе тяготения. Да и за самим Ньютоном тянулся шлейф табуированности. Когда астроном Ньюкомб наткнулся на смещение перигелия Меркурия, он был вынужден подправить закон обратных квадратов. Но в предисловии дико извинялся, что мол никоим образом не подвергает сомнению авторитет Ньютона, его цель всего лишь более точные таблицы для мореплавателей, чтобы они не разбивались об рифы. (Один из Стругацких - астроном, он знал откуда брать баллистику массаракша).
Недавно в ЖЖ пробежала история о том, что Высоцкий написал песню "Парус" по приколу, чтобы показать, что в бардовской песне текст не имеет значения. На самом деле, он безотчетно повторил филогенез поэзии в целом, по крайней мере, европейской. Да, в процессе формирования понятийного мышления из образного, всю остаточную образность уносит литература. Но ведь "днем раньше" эта образность, функционально, была субстратом мифологического мировосприятия, где разноморфные, с нашей т.з. никак между собой не связанные образы-метафоры в равной мере указывали на одну и ту же семантику мифа. А в "Парусе"? Череда метафор, в которой все общее, что можно усмотреть, выражается семантикой "беспокойства".

"Настоящая" поэзия отличается от такого прикола только своего рода "интеллектуальной игрой", где требуется, чтобы соседние строчки стихотворения были связаны между собой по смыслу. Но по сути это тот же бессмысленный (и уже не нарочито бессмысленный, а по сути) хоровод метафор вокруг семантики. Ну например: "Ты поскачешь во мраке по бескрайним холодным холмам...".

Аналогичной интеллекуальной игрой пронизаны сюжеты мифов в той форме, как они нам достались. Скажем, уподобление Ахилла льву традиционно подчеркивает не физическую силу, а смелость, решительность. Но ведь хищник семейства кошачьих не несет в себе онтологически никакой такой смелости. Если надо, может и удрать, как дворовая кошка. Дело в том, что в мифологическую эпоху Ахилл и лев входили в общий образный ряд метафор и семантически обозначали одно и то же. Впоследствии, это отождествление было рационализировано как поэтическое перенесение. Т.е. имела место "интеллектуальная игра" по переосмыслению мифологического наследия так, чтобы оно выглядело наименее абсурдно. Например, общество, "проснувшись", вдруг обнаружило, что ее отцы-основатели, в сказаниях, поедают своих детей, а дети - отцов. Потому что семантика соответствующих мифов - это тотем, а он неразрывно (т.е. на самом деле как раз _разрывно_) связан с поеданием. Пришлось рационализировать, заменив менее приемлемые образы более примлемыми. Так появился Эдип, оскверняющий отцовское ложе (вместо того, чтобы его, отца, поедать).

Т.е., в итоге получается так. Образное мышление распадается на понятийное плюс фольклор плюс риторика (она уносит свою часть образности в суды и партсобрания). Либо на понятийной мышление плюс литература плюс антириторика (это когда аргументируют языком мартина алексеевича).

Как красиво.
434303 (2015-06-20 08:46)
Ребенок сделал себе попкорн, увлеченно его ел.
Затем снял на телефон, как он ест попкорн.
Потом сидел, ел попкорн и смотрел видео о том, как он сидит и ест попкорн.
Увеличил количество снимающих его гаджетов.

И теперь, пока я это пишу, сын ест попкорн и смотрит видео о том, как он ест попкорн и смотрит видео о том, как он ест попкорн.

из ЖЖ

BOR - Новые цитаты
Рейтинг : 714
http://bash.im/quote/434303
http://bash.im/quote/434303
#Smiler

(Заголовок отсюда: http://you-books.com/book/A-Sharov/Posle-Perezapisi.)
Page generated Aug. 19th, 2017 09:16 am
Powered by Dreamwidth Studios