Jun. 23rd, 2015

434303 (2015-06-20 08:46)
Ребенок сделал себе попкорн, увлеченно его ел.
Затем снял на телефон, как он ест попкорн.
Потом сидел, ел попкорн и смотрел видео о том, как он сидит и ест попкорн.
Увеличил количество снимающих его гаджетов.

И теперь, пока я это пишу, сын ест попкорн и смотрит видео о том, как он ест попкорн и смотрит видео о том, как он ест попкорн.

из ЖЖ

BOR - Новые цитаты
Рейтинг : 714
http://bash.im/quote/434303
http://bash.im/quote/434303
#Smiler

(Заголовок отсюда: http://you-books.com/book/A-Sharov/Posle-Perezapisi.)
Недавно в ЖЖ пробежала история о том, что Высоцкий написал песню "Парус" по приколу, чтобы показать, что в бардовской песне текст не имеет значения. На самом деле, он безотчетно повторил филогенез поэзии в целом, по крайней мере, европейской. Да, в процессе формирования понятийного мышления из образного, всю остаточную образность уносит литература. Но ведь "днем раньше" эта образность, функционально, была субстратом мифологического мировосприятия, где разноморфные, с нашей т.з. никак между собой не связанные образы-метафоры в равной мере указывали на одну и ту же семантику мифа. А в "Парусе"? Череда метафор, в которой все общее, что можно усмотреть, выражается семантикой "беспокойства".

"Настоящая" поэзия отличается от такого прикола только своего рода "интеллектуальной игрой", где требуется, чтобы соседние строчки стихотворения были связаны между собой по смыслу. Но по сути это тот же бессмысленный (и уже не нарочито бессмысленный, а по сути) хоровод метафор вокруг семантики. Ну например: "Ты поскачешь во мраке по бескрайним холодным холмам...".

Аналогичной интеллекуальной игрой пронизаны сюжеты мифов в той форме, как они нам достались. Скажем, уподобление Ахилла льву традиционно подчеркивает не физическую силу, а смелость, решительность. Но ведь хищник семейства кошачьих не несет в себе онтологически никакой такой смелости. Если надо, может и удрать, как дворовая кошка. Дело в том, что в мифологическую эпоху Ахилл и лев входили в общий образный ряд метафор и семантически обозначали одно и то же. Впоследствии, это отождествление было рационализировано как поэтическое перенесение. Т.е. имела место "интеллектуальная игра" по переосмыслению мифологического наследия так, чтобы оно выглядело наименее абсурдно. Например, общество, "проснувшись", вдруг обнаружило, что ее отцы-основатели, в сказаниях, поедают своих детей, а дети - отцов. Потому что семантика соответствующих мифов - это тотем, а он неразрывно (т.е. на самом деле как раз _разрывно_) связан с поеданием. Пришлось рационализировать, заменив менее приемлемые образы более примлемыми. Так появился Эдип, оскверняющий отцовское ложе (вместо того, чтобы его, отца, поедать).

Т.е., в итоге получается так. Образное мышление распадается на понятийное плюс фольклор плюс риторика (она уносит свою часть образности в суды и партсобрания). Либо на понятийной мышление плюс литература плюс антириторика (это когда аргументируют языком мартина алексеевича).

Как красиво.
Вот Галилей, он кидал разные предметы с Пизанской башни, и никто ему не препятствовал. А представим себе общество, для которого монеты разного достоинства, "конечно же", не могут падать с одинаковым ускорением. И проверять никто не станет, потому что кощунство. Как в таких условиях созидать теорию гравитации?

Но вне контекста табуированности, это типичная метафора-притча. Т.е. метонимия достоинства ("чей образ сей и надписание?") и метафора благородства. Ведь в золоте как металле благородства не больше, чем в льве как хищнике, несмотря на всю связанную с последним басенно-приточную традицию.

Как может возникнуть такая идиотская табуированность? Ну, отец-основатель, авторитет прошлого сдуру ляпнул. Ведь и Аристотель, несмотря на весь свой гений, иногда попадал пальцем в небо. Скажем, первый закон Ньютона, если посмотреть, кощунственно попирает авторитет Аристотеля. Не говоря уже о законе тяготения. Да и за самим Ньютоном тянулся шлейф табуированности. Когда астроном Ньюкомб наткнулся на смещение перигелия Меркурия, он был вынужден подправить закон обратных квадратов. Но в предисловии дико извинялся, что мол никоим образом не подвергает сомнению авторитет Ньютона, его цель всего лишь более точные таблицы для мореплавателей, чтобы они не разбивались об рифы. (Один из Стругацких - астроном, он знал откуда брать баллистику массаракша).

Profile

psr1913plus16

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 01:10 am
Powered by Dreamwidth Studios